В России катастрофически не хватает ИТ-специалистов. Работодатели «должны платить им больше»

В России катастрофически не хватает ИТ-специалистов. Работодатели «должны платить им больше»

В России не хватает ИТ-персонала. По данным Министерства цифровых наук, таких специалистов в различных областях информационных технологий не хватает от 500 000 до 1 миллиона. В университетах не хватает бюджетных мест для ИТ-специальностей — их всего 80 000, плюс многие ИТ-специалистов хотят работать за границей и зарабатывать больше, чем в России, хотя Министерство цифровых наук считает, что российские зарплаты в ИТ-секторе может составить конкуренцию иностранным. Многим работодателям даже приходится переплачивать работникам, чтобы не пропустить их.

В России не хватает ИТ-специалистов

В России очень серьезно не хватает ИТ-специалистов, до сих пор нет мер, достаточных для его полного устранения в стране. По данным «Российской газеты», заместителя главы Министерства Цифры Евгения Кислякова, дефицит квалифицированных кадров в этой области колеблется по разным оценкам от 500 тыс. К 1 млн. Человек.

«Когда мы встречаемся с компаниями, которые участвуют в реализации» Цифровой экономики «или сами внедряют программы цифровой трансформации, и мы спрашиваем их, какая помощь государства в первую очередь им нужна, мы почти всегда слышу о квалифицированный персонал» , — отметил Кисляков.

Он добавил, что в России не хватает не только узких ИТ-специалистов, но и межфункциональных. По его словам, сейчас в стране нет возможности обеспечить всех работодателей необходимым количеством ИТ-персонала, в том числе потому, что в настоящее время в отечественных университетах не хватает бюджетных мест для ИТ-специальностей.

Сейчас таких мест 80000, но, отметил заместитель главы Министерства цифрового развития, цель — увеличить их до 120 в год до 2024 года.

Евгений Кисляков заверил, что все новоиспеченные ИТ-специалисты, которые заканчивают университеты, «непременно окажутся в современной экономике и эффективно реализуют себя». «Мы видим это с точки зрения заработной платы — работодатели вынуждены платить больше, поскольку идет охота на качественных специалистов», — добавил он.

Отток кадров за границу

ИТ-специалисты после окончания учебных заведений могут уехать из России, чтобы зарабатывать больше и работать в лучших условиях. Евгений Кисляков не возражает такой возможности, но считает, что в настоящее время в России в сфере ИТ созданы условия, способствующие появлению желания ИТ-персонала оставаться в своей стране. В частности, он намекнул на довольно высокую зарплату в этой области.

«Сейчас, что касается заработной платы, наши специалисты, безусловно, вполне конкурентоспособные по международным стандартам», — сказал Кисляков в «Российской газете». Он добавил, что люди принимают решение переехать в другую страну по разным причинам, а не только из-за разницы в доходах. «Если страна конкурентоспособна, люди в ней остаются, здесь интересно жить и работать. Наша задача — сделать нашу ИТ-отрасль конкурентоспособной », — сказал он.

Заработная плата некоторых ИТ-специалистов в России действительно превышает средний уровень по стране — например, программисты на Python могут заработать сотни тысяч рублей. Но, как сообщал CNews, здесь многое будет зависеть от места жительства, а не только от уровня знаний: в Москве опытный программист может рассчитывать на зарплату в 400 000 рублей, тогда как в Астрахани потолок будет 240 тыс. Руб.

Подобная ситуация складывается вокруг программистов на C # — те, кто живет в Москве, имея должный объем знаний и опыта, могут получить до 350 тыс. Рублей. Минимальная зарплата специалиста с минимальным стажем — 60 000 рублей.

Но системные администраторы Windows могут только мечтать о таких зарплаты. CNews писал, что их максимум составляет 170 000 рублей. и только в Москве, а минимальный (зафиксировано в Оренбурге «составляет всего 35 тыс. руб. или только 476 долларов по курсу Центрального банка по состоянию на 17 февраля 2021 года.

Молодые ИТ-специалисты, по мнению Евгения Кислякова, могут быть заинтересованы не только в деньгах, но и в крупных проектах, в реализации которых они могут принять участие. По его словам, сейчас Министерство цифровой промышленности предоставляет такие проекты. «Мы запускаем тенденцию к развитию отечественных решений, для этого нужны квалифицированные кадры, работодатели готовы обеспечить конкурентные условия», — сказал он.

Специалисты все равно едут

Несмотря на все усилия Министерства цифровой промышленности и работодателей удерживать российских ИТ-специалистов дома, их отток за границу неизбежен. Более того, по прогнозам Натальи Касперской, председателя правления Ассоциации разработчиков программного обеспечения «Отечественный софт» (ARPP), в ближайшее время оно заметно возрастет. По ее мнению, объявленную летом 2020 года, до конца 2021 Россию могут покинуть до 15 000 ИТ-работников. Такого же мнения тогда был и президент ассоциации «Руссофт» Валентин Макаров.

Основными причинами изменения страны проживания ИТ-специалистов, как сообщает CNews, были массовые увольнения из-за пандемии коронавируса и нерегулярные выплаты заработной платы с сопутствующим им сокращением.

В феврале 2018 года, за два года до начала пандемии коронавируса в России, Валентин Макаров, напротив, утверждал, что больше не было утечек ИТ-персонала из России. По его словам, ситуация с утечкой в ​​то время оставалась относительно ИТ-специалистов, которые хотели работать в США и Европе, но часть из них вернулась обратно в Россию. Также восстановлению равновесия между количеством выезжающих ИТ-специалистов и тех, кто работает в России, способствовал приток персонала, прибыл в страну из Украины, Беларуси, Казахстана, Киргизии и Армении.

Дефицитные профессии: чего не хватает специалистам в России

PwC прогнозирует, что в следующем году на российском рынке будет дефицит специалистов по кибербезопасности. Это произойдет через массовый переход компаний к работе на дистанции. В стране также недостаточно других ИТ-специалистов, не хватает врачей и преподавателей. Каких еще специалистов сейчас не хватает?

Специалисты по кибербезопасности

В 2021 году 41% российских компаний планируют увеличить штат специалистов по кибербезопасности благодаря массовому переходу на удаленную работу. 18% из них хотят увеличить количество таких специалистов на 5% и более. Но уже в этом году на американском рынке вакансий в этой отрасли на 50% больше, чем кандидатов на такие должности. Как пояснил РБК представитель PwC, такой недостаток есть и на российском рынке.

ИТ-специалисты

В начале года Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий провела исследование рынка ИТ-специалистов в России. Всего в этой отрасли работает 1,45 миллиона человек. С учетом специалистов в области телекоммуникаций и связи — 1800000. Или 2,4% экономически активного населения страны. В европейских странах тот же показатель выше: в Финляндии — 7%, в Великобритании — 5%, во Франции и Германии — 4%, в Польше — 3%. В ассоциации потребность в высококвалифицированных ИТ-специалистах оценивалась в 222 тыс. Человек в год. И они предполагали, что к 2024 году потребность возрастет до 290-300 тысяч человек в год.

Причинами нехватки персонала в области ИТ является растущий интерес компаний к внедрению ИТ-технологий и появление новых компаний.

Медики

В феврале 2020 Росстат раскрыл данные о дефиците врачей и медсестер за последние два года. На конец 2018 года в России было 50000 вакансий в каждой из этих категорий. В стране не закрыто каждую двенадцатую вакансию высших (это врачи, фармацевты и другие работники, которые прошли последипломное подготовку) и медсестер, а в шести регионах — каждые 10 — цитирует РБК Росстат.

Работа врачей с больными коронавирус. Фото: Кирилл Зыков / Московское агентство

О необходимости врачей можно судить по расширенным перечнем профессий иностранных граждан, которые могут получить российское гражданство упрощенным способом. В 2019 году в этот список были включены 35 профессий с высшим медицинским образованием, например, хирург и врач общей практики. Всего в списке 135 профессий, из них 44 в медицинской отрасли.

Заместитель председателя профсоюза медицинских работников Геннадий Щербаков считает, что дефицит врачей вызван низкими зарплатами, большой нагрузкой и падением престижа профессии, а также переездом работников в регионы, где заработная плата выше.

Учителя

В конце 2017 года, согласно статистическим сборниками Росстата, образовательный сектор Российской Федерации требовал 50,4 тыс. Человек на открытые вакансии. К концу 2018 количество незанятых вакансий выросло до 52,7 тыс.

День знаний в одной из московских школ. Фото: Кирилл Зыков / агентство Москва

Рост количества учеников на одного учителя также указывает на недостаток учителей в школе. За последние 10 лет это соотношение лишь возросло: в 2011 году это было 15,7 школьника, а в 2019 году оно возросло до 18,4, по данным исследователей Института образования ВШЭ.

Как пишут исследователи ВШЭ, одной из причин нехватки учителей является общее старение учителей: они просто выходят на пенсию. В России более четверти из них старше 55 лет, а доля молодых учителей за последние годы выросла всего в регионах с высоким уровнем безработицы.

Сельское хозяйство

Каждый год количество рабочих мест в сельском хозяйстве уменьшается, но дефицит персонала все еще сохраняется. Например, по данным Росстата, в 2018 году было ликвидировано 76,9 тыс. Рабочих мест в области сельского хозяйства, лесного хозяйства, охоты, рыболовства и рыбоводства — за счет уменьшения количества работников, а также из-за закрытия организаций сами. Это парадокс, но в то же время на конец того же 2018 года в аграрном секторе не хватало 28,2 тыс. Человек.

Сбор клубники в совхозе имени Ленина. Фото: Андрей Никеричев / агентство Москва

Рабочие места в сельском хозяйстве сокращаются через автоматизацию, а дефицит рабочей силы сохраняется из-за отсутствия технических работников. Еще одна причина нехватки кадров в этой области, отмечают исследователи RANEPA — нежелание молодых жителей сельских районов заниматься сельским хозяйством и их выезд в города.

Синие воротники

В производстве наблюдается подобная сельского хозяйства ситуация. По данным Росстата, в 2018 году на открытые вакансии в различных сферах перерабатывающей промышленности (пищевые продукты, транспортные средства, химическая продукция) нужно было 93,6 тыс. Человек, тогда как за тот же период было ликвидировано 51,1 тыс. Рабочих мест.

Работа промышленного комплекса «Салют» по изготовлению авиационных двигателей. Фото: Кирилл Зыков / агентство Москва

Причинами этого дефицита является непопулярность профессиональных служб и неудовлетворительная или недостаточная подготовка специалистов среднего уровня и выпускников университетов в специализированных областях, согласно данным опроса Центра мониторинга промышленного развития.

Если вы обнаружите ошибку, выберите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.

Почему в России недостаточно донорских органов

Ежегодно в Российской Федерации проводится около 1500 операций по трансплантации органов. Большинство из них — это трансплантация почек — около тысячи. За последние годы количество операций значительно возросло.

Но даже при этих оптимистичных результатов эта цифра серьезно отстает от наших потребностей в здравоохранении. По оценкам специалистов, ежегодно необходимо проводить около 10 тыс. Трансплантаций органов. В день национального донора мы попробуем выяснить, почему в стране недостаточно донорских органов, и еще мешает развитию внутренней трансплантации.

Эта странная презумпция согласия

Во-первых, давайте проясним. Донорство органов может быть внутришньожиттевим и посмертным. Всего в нормативном документе Министерства здравоохранения 2015 перечислены 24 учреждения для трансплантации.

Почки пересаживаются в первую очередь от живого донора. Видимо, поэтому такие операции проводятся чаще других. Часть печени также может быть пересажена. Когда речь идет о трансплантации сердца или, например, сердечно-легенивний комплекс, то в таких случаях мы имеем в виду посмертное изъятие органов у донора.

Согласно действующему законодательству для внутришньожиттевого донорства можно брать только органы генетических родственников. Для посмертной лица это ограничение не применяется. Более того, федеральный закон 1992 «О ​​трансплантации человеческих органов и (или) тканей», в который были внесены изменения, включал так называемую «презумпцию согласия». Это означает, что каждый гражданин России может стать посмертным донором, если он или его родственники не заявят о своем отказе от трансплантации к удалению органа.

Это самое важное для любого человека обычно не было широко обсуждаемым в российском обществе до принятия закона. Но законодатели имели доброе намерение. Они стремились спасти жизни пациентов, обеспечивая российские лекарства донорскими органами. Но почему тогда их все еще не хватает? Причина в традиционной двойственности российского законодательства и в неоднозначной общественной мысли.

Чего боятся российские трансплантологи?

Опираясь на букву закона, российские врачи могут удалить органы умершего пациента, а не спрашивая разрешения его родственников. Главным требованием в такой ситуации является необходимость совершенно однозначно установить смерть мозга. И эта процедура подробно описана в нормативных документах.

Но с пресловутой «презумпцией согласия», не все так просто. И закон 1992, и статья 47 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 2011, где говорится о трансплантации органов, а также статья 5 Закона «О погребении и похороны» настаивают на том, что сам гражданин или родственники могут отказать в передаче органов для дальнейшей трансплантации. Для этого достаточно устно заявить об отказе перед свидетелями или сделать это письменно, показав отказ у нотариуса или главного врача больницы.

Возникает вопрос — как узнать об этом врачам. Спросить коматозного пациента? Или искать родственников? В ситуации, когда отсчет составляет буквально секунды, это время невозможно. Более того, по закону этого делать нельзя. Но тогда начинаются основные проблемы. Медицинской практике известно много случаев, когда граждане обращались в суды после того, как узнали, что у их родственников были изъяты органы для последующей трансплантации.

Даже Конституционному суду Российской Федерации уже дважды приходилось рассматривать такие дела: в 2003 году ему пришлось высказать свою позицию по так называемого «дела Орехова», а в 2014 году дело студентки Алины Саблиной в этот суд. В обоих случаях суд признал действия врачей в соответствии с законом. Но ситуация не стала менее взрывной.

Вечный «что делать?»

Инициатива, которая каким-то образом может помочь в решении проблемы, была обсуждена накануне Дня донора на пресс-конференции, состоявшейся в пресс-центре Национальной службы новостей. Эдуард Гаврилов, который представлял его разработчиков от Всероссийского народного фронта, заявил, что сводится к предложению закрепить согласие или несогласие на посмертное пожертвования в водительских правах граждан Российской Федерации. Такая практика существует в США и выглядит логичной, учитывая тот факт, что посмертные доноры во всем мире в первую очередь являются жертвами дорожно-транспортных происшествий.

Но во время дискуссии стало понятно, что общество не очень готово высказаться на эту тему. Президент Национального агентства по безопасности пациентов Алексей Старченко напомнил, что опрос, проведенный Центром «Левада» в 2013 году, показало, что только половина респондентов (51%) готова обсудить и принять любое решение относительно их возможного пожертвования. И многие высказался против своей воли, зафиксированной в любых документах, которые могут попасть в руки посторонних людей.

Проблему можно решить, создав регистрационную базу данных, куда будут введены те, кто согласится ли откажется от жертвы. Реестр должен быть доступен только специалистам. Это прописано в новом законопроекте «О донорстве органов, частей человеческих органов и их трансплантации», разработанном Министерством здравоохранения и вынесенном на обсуждение в Думу еще в 2013 году. Но его судьба до сих пор до конца не ясна.

Российские фобии по трансплантации

Российской трансплантологии очень мешают страхи и предубеждения, которые существуют среди россиян. То же опрос Левады показало, что только 22 процента тех, кто согласился поговорить о донорстве, готовы передать свои органы тем, кто в этом нуждается. Многие россияне верят «страшилкам» о высокой преступности трансплантации.

Специалисты пытаются апеллировать здесь логике. По их мнению, трансплантация органов — это высокотехнологичный процесс, в котором участвует большое количество врачей различной специализации. Очень трудно представить существование таких подпольных клиник. Они сразу попадали бы в поле зрения правоохранителей. А разговоры о продаже органов — это не что иное, как миф. В России и в большинстве стран мира это законодательно запрещено.

Не существует религиозных барьеров для донорства органов. Крупнейший религиозные конфессии, православная в том числе, поддерживают их, кто принял решение о пожертвовании своих органов больше.

назрела необходимость серьезного общения медиков с обществом. Это очень тяжело. Трудно просто сообщать родным о смерти их близких. Тем более — завести с ними разговор о возможной связи органов. Но як показує практика, найкращі результати досягаються там, де таке загальне ідет.

У Іспанії та Бельгії (ця країна лідирує за кількістю донорів органів на мільйон громадян — 36,1 в Іспанії, 32,9 у Бельгії), діє так звана «м’яка» презумпція погодження. Врачи там зобов’язані зробити все можливе, щоб зустрітися з рідними можливим донором, виявити їх точку зріння і поставити переконати у необхідності такого шагу.

У Росії, де всього 3 донори на мільйон громадян, врачі покажуть не готові до такого суспільства.

Тому в нашій країні, наприклад, не виконуються операції за пересадкою серця дітей. Широке освітлення отримало випадок 2015 року, коли 12-річну Віку І. за допомогою президента Володимира Путіна вдалося надіслати в Індію, де їй зробили операцію. Російські закони не заперечують посмертне вироблення органів у несовершеннолетних. Нові наші врачі не можуть навіть представити себе, як вони повертаються до батьків, які перебувають під таким рішенням.

У медицині відомий «ефект Гріни». У 1994 році 7-річний американський американець Ніколас Грін погиб у час подорожей із сім’єю по Італії, коли на їх машині напали грабітелі. Итальянские медики обратились до батьків хлопчика і отримали їх розрішення на трансплантацію. Його органами були пересажені семи пацієнтів. Преса широко освітлювала подію і завдяки цьому число донорів органів у країні різко збільшувалася. «Эффект Грина» може працювати і в Росії. Тільки для цього лікарі повинні розмовляти із суспільством.

Науково-освітнійпортал IQ

    Теми Ісследования Колонки Тести Підкасти Книги
      Списки литературы Фрагменти

    Картотеки .

У Росії все менше шансів купувати молочні продукти, польові для здоров’я. Професійне ембарго, хоча і встановило скорочення вітчизняного виробництва, но обернулось ростом фальсифіката, відзначила Світлана Барсукова в дослідженні «Структурні та інституційні основи сучасних російських ринків»

Экономия на сырье

Запрет введення продуктів із-за границь у відповідь на антиросійські санкції посилив нечесну конкуренцію в молочній промисловості та збільшив долю підделок із використанням растивних жирів.

Виробники, що здійснюють удосконалення сировини та зміщення продукту в стороні дешевих продуктів, знижують собівартість, економію на інгредієнтах. Імпорт пальмового масла за січень – жовтень 2015 року збільшився в четвер. Приблизно столько же (близько 25%) випускається готовою продукцією зі змістом усіх транспортних засобів.

«Особенно часто подделывают масло и сыры, — подчеркнула Светлана Барсукова. — За даними Россельхознадзора, доля фальсифіката в сегментах сирів становить 78%. Правда, Національний союз виробників молока «Союзмолоко» проповує цю оцінку, затверджуючи, що лише четверть сирів на російських прилавках фальсифікованої. Но вряд це можна вважати оптимістичною оцінкою ».

Не тільки санкції

До ембарго 2014 року більше третіх молочних та молочних продуктів у Росії прибуло на імпорт. По ітогам 2015 року він істотно скоротився. Наприклад, масла та прочих молочних продуктів — майже на 40%, ще більше зменшується кількість ввозимих сирів та сирних продуктів.

Таблиця 1. Виробництво, імпорт, експорт молока та молочних продуктів у РФ, 1995–2015 роки, тис. тонн

Источник: Росстат РФ.

За січень – квітень 2015 року весь продовольчий імпорт з Євросоюзу втратив 45,4% за порівнянням з аналогічним періодом 2014 року. У цей час упакують обсяги поставок із державних органів, до санкційних відносин яких не має: із країн Євразійського економічного союзу (37,7%), Південної Кореї (53,4%), Кітаї (30,6%), В’єтнами (14,4 %).

Ці факти, за словами дослідників, «свідчать про те, що реальні причини скорочення імпорту на початку 2015 року пов’язані не тільки і не в порядку з санкціями, але й з економічними проблемами — девальвація рублів та падіння платіжного спроможного забезпечення в російській економіці» .

На такому фоні російське молочне виробництво, з 2009 року щорічно сжималось на 1%, трохи виросло. У 2015 році сливочного масла було випущено більше на 3,2%, сирів та сирних продуктів — на 17,6%, цільномолочної продукції (молоко, сливки, сметана, творог та ін.) — на 1,6%.

Обратна ситуація (більше за граничного, менше свого) склалася в сегменті сухої молочної продукції, що компенсує нехватку отечественного сирого молока. За січень – жовтень 2015 року російське виробництво лишилось 4%, імпорт прибавив 45%. В основному (на 97%) він забезпечує постачальників з Білорусі.

Мало молока

Ріст виробництва в 2015 році був несущественним і загальним картинами не змінено. За останні 20 років виробництва молока в Росії зменшилося з 39,2 млн тонн (1995 рік) до 30,8 млн тонн (2015). За цією статистикою фіксирується збільшення продуктивності молочного стаду: потрібно растути як у сільгоспганізації, так і у фермерських господарствах.

Почему же молока не хватает? Потому, що виробництво залежить не тільки від необхідності, але і від поголов’я. А з ним у Росії проблеми. Кількість корів складає менше 40% від того, що було в 1990 році, за останні п’ять років поголов’я триває щорічно скорочення на 1%.

Фермери на обочине

Стадо трохи збільшилось у фермерських господарствах. Но це нічого не мене. Основними постачальниками молока в Росії є сільськогосподарська організація та заселення. Доля фермерів невелика: 13% — поголов’я і менше 7% від загального обсягу виробництва.

У країнах США та Євросоюзі фермерство залишається основою сільського господарства. Ждать, що Росія підтримує світовий тренд, не надходить. Аграрна реформа, приванна заміна колективних сімейних господарств, вставлена ​​на інші рельси. Виробництво сконцентрировано в сільськогосподарських організаціях, отримує госдотації та субсидії, доступне яким тимчасовим вірогідним, чим найбільшим підприємствам, з’явилося досліднику. При цьому кожне п’яте найбільше та середнє підприємство, за даними переписів 2006 року, входить в агрохолдинги, які молочним животворством майже не займаються.

Молоко в цифрах

Сколько производим

    У 2014 році внаслідок душу населення в Росії було вироблено 211 кг молока. Це сопоставимо з Арменією та Великобританією, но 3,5 рази менше, ніж в Україні, і приблизно в 1,5 рази менше, ніж у Німеччині та Франції. Лишь немногим больше половины российского молока носит товарный характер, то есть перерабатывается і поступає на прилавки. За загального показника виробництва 30,8 млн тонн (2014 рік), обсяг реалізації склав лише 19,7 млн ​​тонн.

Як потребуємо

    С 1990 по 2014 рік споживання молока в Росії скоротилося на 37%. У середньому на одного людини в рік надходить 240–250 кг молока та молочних продуктів (рекомендованих Мінздравом 320–340 кг). Значно більше потребують у Фінляндії (460 кг) та Нідерландах (349 кг). Меньше — в Японии (89 кг), Чехии (178 кг), Венгрии (189 кг) и бывших республиках СССР: Таджикистане (130 кг), Узбекистане (160 кг), Молдове (166 кг), Туркменистане (178 кг). Молочных продуктов не хватает прежде всего в рационе граждан с низкими доходами. Недостаток компенсируется повышенным потреблением картофеля и хлеба. Разрыв усугубляет рост цен на молочные продукты (в 2015 году — на 13,7%). Больше всего (свыше 320 кг на душу населения) молока потребляют в Алтайском крае, Карачаево-Черкесии и Татарстане. Менее 200 кг на человека — в Тыве, на Дальнем Востоке, на Северо-Западе (Архангельская область), на Урале (Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский АО, Тюменская и Челябинская области), в Центральной России (Тамбовская и Тульская области) и в Крыму.

Кто поставляет

    Молоко в основном производится в шести регионах: Краснодарский, Алтайский края, Ростовская, Саратовская области, республики Татарстан и Башкортостан. Каждый из них дает свыше миллиона тонн молока ежегодно. Молочного производства почти нет (меньше 100 тысяч тонн в год) на севере и северо-западе РФ (Карелия, Мурманская область, Коми, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа), на юге Сибири (Тыва, Алтай) и на Дальнем Востоке (Чукотка, Камчатка, Магаданская, Сахалинская области, Хабаровский край).

Оцените статью
Быстрый бизнес ,Школа Менеджеров GRC
Добавить комментарий